Я думаю, что понять, хорошо или плохо делается какая-то работа, совсем не сложно. Нужно просто посмотреть внутрь себя: изменился ли ты в процессе этой работы? Если ты привел в свою фирму хренову тучу клиентов, или  наваял воз керамики, или построил три дома, написал и издал книгу, сделал и распродал ящик украшений, провел пять десятков расстановок, сковал тонну всяких красивостей, … и т.д., но именно в тебе ничего не изменилось, не сдвинулось, не раскрылось, и ты просто доволен тем, как аплодируют твоему мастерству и сколько денег ты заработал, работа была сделана в лучшем случае средненько, на троечку. Потому что, если ты не изменился пропорционально проделанной работе, значит работу эту ты делал лишь телом, а не духом. А это – хреновая работа. Рабская.

Я, увы мне, ни хрена не идеал. У меня очень даже случаются периоды вот такой рабской работы. Я продолжительное время машиноообразно выдаю продукт равными дозами через равные промежутки времени, – по автомату стучать не нужно, кинул монетку, получил конфетку. Потребителям моего труда в эти периоды кажется, что все отлично. И это печально, потому что они не понимают, что получают продукт очень среднего качества. А я довольно скоро начинаю ненавидеть и свою работу, и себя.

Вы скажете, возможно, что вот эта средненькая работа тоже нужна, потому что потребителей много, на всех высокого качества не хватит. А я не соглашусь. Я скажу: чем больше средненькой работы, тем больше потребителей. Именно вот это все средненькое эконом-класса приучает к мысли, что «самое новое – самое лучшее», потому что средненькое,  в самом деле, служит недолго. Т.е., каждый из нас, позволяя себе работать средненько, только ради зарплаты, плодит биомассу потребителей. И не обольщайтесь, в этой биомассе и вы сами, и ваши дети, какие бы высокодуховные мысли ни посещали вас временами.

Настоящая работа, та, которая изменяет мир, мастера и того, кто возьмет результат, не делается на конвейере. Иногда результат рождается быстро, иногда мастеру его приходится вынашивать, растить в себе, прежде, чем он явится в мир. Когда заказчик начинает теребить, дергать, торопить, – велико искушение «отвязаться», сделать как-то что-то быстренько, чтоб не доставали. И думаешь при этом, что вот потом, следующим номером, ты уже сотворишь что-то шедевральное. Ни фига. Чем больше дешевки, тем меньше шансов создать что-то настоящее. Потому что «средненькое» и настоящее создаются разными мышцами души. И пока лепишь на потоке «средненькое», те мышцы, которые для настоящего, атрофируются без дела.

Эта зима внешне была у меня «застойной», т.е., я мало выдавала «продукта» наружу. Очень много оказалось работы внутренней. И эта работа продолжается. И кое-какие «творения», совсем новые, совсем непохожие на прежнее, уже выходят в Мир. Вот, та же Студия, – это одно из. И семинары, для которых я еду в Москву, будут иными, чем раньше. И новые вещи рождаются. И в уроках все хочет быть иначе. И в сказках. Как бы еще отключить напряжение, когда «заказчики» начинают дергать, чтоб, вопреки их нетерпению, создать для них не «быстро», а настоящее? 🙂