Сейчас сложилась такая ситуация, что какую книжку Западной Ведовской Традиции ни открой, везде упоминание кельтских истоков и кельтов. Практически все западное нео-язычество полагает себя выросшим из кельтских корней. На мой же скромный взгляд нео-язычество имеет столько же сходства с реальной кельтской традицией, сколько общего можно найти между известной “Половецкой пляской” и реальными половцами. Чтобы понять суть кельтской магии нужно для начала запомнить следующее:

1. Все кельты от рождения обладают Даром. Не слабой искрой, которую можно развивать или не развивать, а полноценным работающим Даром. Возможно, это связано с тем, что на заре своей истории кельты тесно соседствовали, взаимодействовали и роднились с колдовским народом Tuatha De Dannann. Теперь Tuatha De Dannann остались в памяти только как народ эльфов, покинувший эту реальность, но когда-то кельты воевали с ними за земли, заключали союзы, брали их дочерей за своих танов и выдавали за них своих девушек.

2. Кельты не занимаются магией. Звучит здорово, но это чистая правда. Можешь ли ты сказать, что в течение всей своей жизни ты занят дыханием? Прозвучит глупо. Для кельта владение Силой и ее использование так же естественно, как дыхание. Поэтому большинство кельтов скажут искренне и не соврут, что магией они вообще не занимаются и не интересуются.

3. Кельты всегда жили семьями – кланами. Тенденция к сохранению клановости и связанности сохраняется и сейчас в полной мере. Чтобы понять, насколько это серьезно, достаточно прошвырнуться по интернету. Всевозможные O’**** и Mc**** настойчиво и упорно разыскивают друг друга и кучкуются.

4. Нельзя быть кельтом наполовину или отчасти. Если тебе встретится человек с ирландской фамилией, утверждающий, что он американец или англичанин, – он не врет. Он не кельт – от предков ему досталась только фамилия. Ежели в человеке течет кельтская кровь, то даже имея итальянскую или русскую фамилию, он свернет горы в поисках своих корней, найдет к какому клану принадлежал его далекий предок и непременно сообщит этому клану о своем существовании. Это если ту же работу по независящим причинам еще не проделали его родители, бабушка или дедушка.

Я перечислила четыре базовых условия существования кельтской традиции. Ну а теперь перейдем к делу. Предположим, ты чувствуешь, что рожден с Даром и первое условие выполнено. Предположим, ты уверен, что магия для тебя столь же естественна, как дыхание, и ты давно обнаружил, что используешь свой Дар везде и всюду, даже не задумываясь о том. Второе условие тоже выполнено. Даже четвертое условие можно будет считать выполненным, если тебя влечет к кельтам, к их истории и культуре, если их мифология тобою ощущается родной, своей, а по ночам тебе ностальгически снятся вересковые пустоши. Остается третье условие. Почему клановость выступает в ряду условий? Потому что кельты – прирожденные колдуны. Потому что их магия – естественная, природная. Не в том смысле, что они пользуются силами природы, мы все ими же пользуемся, а потому что магия есть их собственная природа, естество. Все, что окружает кельта, насыщено магией и иначе не может быть. Ценными и пригодными для использования ощущаются только предметы, наделенные магическими свойствами. А таковыми вполне могут быть лишь предметы, сделанные колдуном. Кузнец-колдун ковал, вкладывая в свой труд частицу Дара, ножи, топоры, вилы… Ткач-колдун ткал материю для одежды из нитей, спряденных пряхой-ведьмой… А другие колдуны, приобретая нужные вещи, расплачивались с мастером не деньгами, а частицей своего Дара, вложенного в плоды их труда – выращенным зерном и овощами, убитым на охоте зверем или выделанными шкурами… Магия была в обороте. Теперь понятно, почему важна клановость? Если ты, в блаженном одиночестве, собираешься приобщиться к реальной традиции кельтской магии, тебе придется стать универсалом. Иначе получится суррогат, нео-язычество.

Конечно, общие рассуждения хороши, но мало кого могут удовлетворить. Поэтому привожу несколько “рецептов” реальной кельтской магии.

“Умный” нож. От обычного ножа отличается тем, что никогда не теряется, кроме тех случаев, когда ты его “обидел”. Никогда случайно не порежет хозяина (даже если будешь падать на него – отвернется в сторону), сломается в чужой руке при попытке нанести вред хозяину и вообще в хозяйской руке сидит как влитой, как ее естественное продолжение. Может быть подарен, но в этом случае теряет некоторую часть свойств, если новый владелец не кровный родственник. В идеальном варианте для его изготовления требуется кусок метеоритного железа. Хорошо использование “нового” железа из руд, но выплавленного из руды известным человеком, которому можно верить. Можно также использовать старое кованое железо, никогда не бывшее оружием и не бывшее в употреблении на памяти живущих (т.е. следует с железякой обойти всех соседей и родственников, рассказать, где ее нашел и расспросить, что они о ней знают). Когда подходящий кусок металла найден, отправься к кузнецу. Расскажи кузнецу, что именно ты хочешь получить, спроси цену и не торгуйся. Спроси, когда кузнец начнет работу и приходи в тот день помогать. Помогать или присутствовать при изготовлении ты должен обязательно. Мужчина обычно раздувает мехи или оказывает иную потребную и посильную помощь. Женщина тоже. Девушка может просто присутствовать. Сколько бы дней кузнец ни работал над клинком, каждый день нужно приходить в кузню. В закалке клинка обязательно используется немного твоей крови и слюны. Когда работа сделана, расплатись тем, что кузнец назвал в цену. Рукоятку ты должен вырезать и сделать сам. Тут тебе никто не помощник. Если рукоять задумана деревянная, можешь обратиться к Мудрым за советом, какое дерево тебе лучше. Потом найди нужное дерево и срежь ветку (или молодое деревце) со всеми положенными церемониями. Дерево для рукояти обычно заготавливают заранее, чтобы успело высохнуть. Если рукоять будет костяная, то кость должна быть добыта тобой (следует помнить, что у кельтов мужчины и женщины равны и в правах, и в обязанностях, и в делах). Когда нож готов, отправляйся на охоту, чтобы “оживить” его теплой кровью. На худой конец можно забить им овцу в собственном стаде. Часть мяса убитого животного в любом случае отнеси в дар кузнецу – это его доля с первой “работы” его детища.

Защита поля и огорода (от потравы дикими животными, града и урагана). Найди или отруби от скалы довольно большой камень голубоватого или зеленоватого цвета. Камень должен быть сначала одним целым куском. Затем расколи его на четыре приблизительно равные части. Разумеется, когда колешь, ты точно знаешь, что вот был один, а теперь четыре брата, связанные между собой “кровными узами”. Каждый из четырех получившихся камней обтеши в форме наконечника копья или, на худой конец, острого конуса. Размер каждого “громовика” – не меньше мужской ладони в длину. Это может быть довольно грубая обработка – главное, чтобы форма была очевидна и камни были похожи между собой, как братья. Затем закопай все четыре камня по углам своего поля остриями вниз. Когда закапываешь, ты четко осознаешь, что это воткнуты в землю четыре копья, указывающие твои владения. Разумеется, огороды и поля обносят еще и небольшой оградкой или плетнем, но понятно, что низкая каменная кладка, только обозначающая границы для взгляда человека, не защитит от стада диких оленей или от града. Работают защитой именно “громовики”. Такие же “громовики” делаются и закладываются под стены при строительстве дома, только камень берется красный или красноватый, для защиты от землетрясения, каменных обвалов в горах или прямых попаданий молнии.

Чтобы извести врага со всей его семьей состриги шерсти с черной овцы, что первый раз будет ягниться. В три ночи новолуния промой шерсть в текучей воде ручья близко к источнику (нужно быть уверенным в том, что никто от земли до тебя воды не касался), но не непосредственно в заводи у источника, чтобы не обидеть Богинь, высуши шерсть и прочеши. В следующие дни новолуния (во второй день) спряди шерсть или пусть при тебе прядут (непременно ночью), а ты перечисляй в это время без остановки имена врага и всех его домочадцев, про себя или вслух. Когда вся шерсть спрядена (закончить нужно до рассвета), смотай ее в клубок, продолжая повторять имена. Клубок спрячь до использования, чтобы никто его не увидел или не коснулся. Пряхе дай за работу, что попросит, и накажи молчать. В удобную тебе ночь проберись к жилью врага (прошу заметить, что предполагается другой участок земли, как минимум, а не соседняя квартира в многоэтажке). Заплети нитью ограду (или кусты вдоль ограды, или проложи нить по земле) с лица (т.е. со стороны входа в жилище) по обе стороны от въезда так, чтобы нить легла и поперек дороги, по которой вражья семья из дому выходит. Прокладывай нить против солнца (т.е. против часовой стрелки). На дороге процарапай ложбинку, уложи в нее нить и присыпь пылью (или замажь грязью, если непогода), чтобы нить заметна не была. Разумеется, заплетать нить надо так, чтобы в глаза не бросалась. Разрывов в нити быть не должно. Серия нежданных смертей плюс бесплодие всему семейству обеспечены скоро.

Белой нитью, из шерсти белой молодой овцы (все процедуры те же, только в полнолуние и по солнцу) опутывают собственный дом для защиты от порчи и сглаза. Обычно такая защита ставится, только когда в доме женщина вот-вот родит – чтобы защитить не рожденного младенца. Если дом врага защищен таким образом (ну, нет у тебя терпения подождать, пока родит), прежде чем запутать черную нить, белую нужно смотать (против солнца). Смотанную нить зарой в землю или придави камнем так, чтобы никто не нашел.

Колдовская кухня. Тот, кто терпеливо дочитал до этого места, уже понял, какое место занимает “рукотворчество” в кельтской магии. К кухне это тоже имеет прямое отношение. Во-первых, на кухне должен быть огонь. Очаг обычно складывает женщина (кроме тех случаев, когда мужчина одинок). Очаг кладется из камней на глиняный раствор (приблизительно на одну часть чистой, хорошо промешанной глины три части песку). Камни, разумеется, не случайные. Тот, кто хоть раз видел, как кладет печь настоящий деревенский мастер-печник, поймет, о чем я говорю. Наши печники сначала раскладывают (“расстилают”) с виду одинаковые кирпичи, рассматривают их, а потом кладут не все подряд, а выбирая каждый по каким-то одному мастеру известным признакам. Если все подряд класть, говорят они, печь жить не будет. Вот приблизительно также кладется очаг из природных камней. Но сначала под очаг зарывается “огненный” камень – кремень. Как только очаг сложен, в нем, сыром, аккуратно разводится огонь из кусочков священных деревьев – не сильный, но чтобы глина изнутри схватилась. Для очага и по его размерам делаются кузнецом треноги и рогатки с прутами. Новые котелки и сковородки сначала очищаются (в них кипятится вода с очищающими травами, листьями и кусочками дерева), а затем прокаливаются (прокаливание касается чугунной посуды). В посудину кладется бараний жир, растапливается и перекаливается, пока вдвое не убавится в объеме. Над посудиной в это время вьется голубой дым, а стенки изнутри покрываются ровной пленкой жира. Чугунную посуду после использования только моют пучком травы, но никогда не чистят изнутри песком, а то все варево будет черным. Разумеется, кельтская женщина в одном и том же котелке готовит и обед для семьи, и целебный отвар, и колдовское зелье – для нее любое действо у очага одинаково магично.

Важное место в традиции кельтов занимают различные способы украшения одежды. Одежда, как правило, весьма проста в покрое. Это компенсируется изысканностью вышивки, разнообразием цвета и обилием аппликаций, металлических и керамических бляшек и пряжек. Разумеется, в первую очередь это касается праздничной одежды, хотя и повседневная не лишена украшений. Как и у любого другого народа, вся эта красота – не одной красоты ради, а имеет глубокий магический смысл. Частично смысл украшений рассматривается в статье “Символика кельтских орнаментов”. На разные случаи жизни может быть сшита и украшена специальная одежда. Так, если человек собирается в дальний и небезопасный путь, то женщинами его семьи может быть соткан плащ или плед, переплетенный защитными заклинаниями. Воину рубаха или куртка украшалась узором, защищающим не от смерти, но от безнадежных увечий, которые для кельта были страшнее всего. Юноша, покидая надолго невесту, дарил ей сплетенное им самим из проволоки украшение, связывающее ее память – чтобы не забыла и не разлюбила. Она отвечала тем же, например, давая ему в дорогу собственноручно сделанный керамический амулет. Вообще, у священных источников находят в изобилии всевозможные изделия из обожженной глины: фигурки, бляшки, чашки и т.д.

Азы гончарного ремесла до сих пор знают практически все фермеры в горах Шотландии. Точно также практически все они умеют работать по дереву, металлу, бережно хранят и используют старинную утварь, доставшуюся по наследству, больше доверяют тому, что сделано собственными руками или руками местных мастеров, нежели фабричным изделиям. Любой современный кельт более всего гордится своими умениями и плодами своих рук, как бы грубы эти плоды ни были по виду, не задумываясь, что ценны эти изделия скрытой в них магией. В Шотландии, Уэльсе, Ирландии до сих пор собирают Круг Женщин для решения проблем, возникающих в общинах. И женщины, связываясь в магическое кольцо невидимыми нитями, одним разговором у живого огня распутывают клубки сложных ситуаций, ни секунды не думая, что в этот момент они ворожат и колдуют (они ведь все – добрые христианки теперь). И уж никогда не вызовет у этих женщин уважения та, что не умеет приготовить пищу и починить одежду, как бы образованна или успешна в бизнесе она ни была бы. Впрочем, любая российская деревенская ворожея скажет то же: неумеха ведьмой быть не может.

Daene Sidhe