Если вы уже знакомы со своими субличностями, то, наверняка, обратили внимание на то, какие они разные. Словно, и правда, нас населяет толпа совсем непохожих друг на друга людей. Откуда они берутся? Понятно, что мы их творим в процессе жизни по мере необходимости, чтобы справляться с какими-то жизненными ситуациями. Но тогда они должны больше походить на маски, надеваемые по случаю. Однако же, кто не знает, как бывает, когда какая-то субличность вдруг заявляет о себе, нахально захватывая бразды правления, растолкав остальных? Тогда мы говорим: “ой, я не знаю, что на меня нашло!” Или вспоминаем, что ведь точно знали, что так делать не надо, но нас “несло”. Согласитесь, на просто маску такое поведение субличностей не тянет. Некоторые из них выглядят вполне законченными личностями, по какому-то капризу судьбы населяющими одно тело на всех. Но ведь мы их создаем сами! Как же так? Каждый, кто умеет создавать сущностей, знает, сколько сил, терпения и усердия требуется, чтобы наделить сущность личностными характеристиками. Так, чтобы получился не простой “дубль” а-ля Стругацкие, а что-то, способное действовать самостоятельно, принимать решения и обучаться. Но субличностей создают все, и люди, и нелюди, и грамотные колдуны, и ничего о колдовстве не знающие. Как же они выходят такими законченными?

Давайте проследим, как создается субличность. Маленькое существо, до сих пор уютно сидевшее дома с мамой, отправляется в первый класс. Конечно, существо уже играло с детьми во дворе и умеет ориентироваться в обществе себе подобных. Но там всегда где-то сбоку маячил родной подъезд, куда можно было рвануть в любой момент, размазывая от уха до уха сопли и слезы. Там была свобода, условно ограниченная только маминым (бабушкиным) настроением и воспитательными штампами. Здесь – другой мир с совершенно чуждыми законами, и к этому миру нужно быстро приспособиться. Первоначально условия для всех маленьких существ одинаковые. Но уже в самые первые дни они начинают демонстрировать совершенно разные типы адаптации. И это далеко не всегда можно связать с характером. Нередко случается, что заводила своего двора или улицы в школе играет отстраненного тихоню, избегающего “светиться”. А законченный одиночка дворовой жизни вдруг демонстрирует себя душой общества. Первые, пробные, роли могут быть заменены другими, если натыкаются на неприятие. Но, так или иначе, окончательно выбранная роль довольно быстро начинает обрастать плотью, некими стойкими характеристиками и манерами. Очень скоро по характеристикам этой личности можно предсказать поведение и реакции ребенка, но только в школе. В другой среде, в иной обстановке эти характеристики будут работать только частично, или откажут совсем. Т.е. на наших глазах сформировалась субличность, задача которой обеспечить выживаемость в среде “школа”.

Почему же дети выбирают разные роли в общей для всех ситуации? Характер, как уже замечено, здесь ни при чем. По крайней мере, характер, демонстрируемый другими, созданными ранее субличностями. Что же?

Нетрудно догадаться, что в прошлых жизнях мы не раз и не два сталкивались с ситуациями, более или менее сходными с ситуациями и положениями этого воплощения. Конечно, оформление менялось в зависимости от эпохи, культурного окружения, социальных условий. Но суть, структура – повторимы и узнаваемы. Глянув вокруг себя, мы легко можем найти людей, полностью посвятивших себя некой идее или профессии. У таких людей главное дело, дело жизни, постепенно подминает под себя все остальное. Субличность, отвечающая за успешность этой деятельности, впитывая в себя второстепенные субличности, становится собственно личностью этого воплощения. Литературный пример – Паганель, всегда и везде остающийся чудаковатым ученым. Запись, матрица такой личности навсегда остается в копилке Духа.

Сталкиваясь в жизни с ситуациями, требующими создания субличности, мы извлекаем из копилки Духа одну из готовых, созданных когда-то матриц, и именно на ее основе лепим то, что нам потребно. Поиск матрицы происходит обычно интуитивно, неосознанно и не гарантирует, что найденный образец на самом деле оптимально подходит ситуации.

Бывает так, что подходящей матрицы не найдено. Тогда субличность создается “с нуля” – это случаи, когда человеку требуется очень продолжительное время для адаптации. Человек постоянно совершает ошибки, вызывающие недоумение адаптировавшихся легко. Человек долго обдумывает вроде бы очевидные вещи и действия, производя впечатление тяжелого, неповоротливого тугодума. Идет процесс формирования новой матрицы, которая тоже попадет в копилку. Но этот случай нас сейчас не интересует.

Бывает, что матрица подходит практически идеально. Тогда мы говорим, что человек “на своем месте”. Человек легко управляет ситуацией, часто занимая позицию естественного лидера. При этом, созданная субличность живет и действует как бы сама по себе, не мешая существованию других субличностей и не нарушая течения жизни в иных сферах. Субъективное ощущение человека, так удачно нашедшего матрицу для субличности – тот самый, буквально головокружительный, успех, когда ты не думаешь, не решаешь, а тебя несет волна (ощущение легкого головокружения – не образ, это действительно присутствует). Выпадая из жизненного ареала этой субличности, человек отключается от “той” деятельности, становясь “другим человеком”, если только, подобно наркоману, не растягивает искусственно приятное чувство пустоты и головокружения на прочие сферы жизни.

Чаще бывает, что выбранная готовая матрица не вполне подходит ситуации. Тогда человек адаптируется довольно быстро, но нестандартным образом, создавая впечатление “своего”, но со своими заморочками. В зависимости от того, насколько матрица таки подходит ситуации, заморочки варьируются от “узкого специалиста” (скажем, человек великолепно разрешает межличностные конфликты в коллективе, но совершенно не способен организовать общую деятельность), до “в принципе своего, но чудного какого-то”.

Во всех случаях использования готовой матрицы для создания субличности временами вылезают какие-то странности и проблемы. Мы легко и искренне предлагаем старому приятелю протекцию в устройстве на работу в нашу фирму, где образовалась вакансия. Предложение звучит во время дружеской встречи и кажется просто гениальной идеей. Все радуются. Но утром, когда мы собираемся на работу, нас начинают одолевать сомнения, неясные подозрения и смутное ощущение дискомфорта. Почему-то образ друга начинает приобретать оттенки враждебности и мы предчувствуем неприятности себе любимому, проистекающие из необдуманного предложения, хотя объективных предпосылок для неприятностей не найти. Это включилась та субличность, которая правит нашей профессиональной деятельностью. Друг – старый, надежный, проверенный во многих трудностях. С ним можно и в разведку. Откуда сомнения? Эта субличность что, спятила?

Тут мы добрались до того, чего ради эта статья пишется. Матрица личности, использованная для создания субличности, хранит не только стереотипы поведения в неких ситуациях, но и опыт общения, накопленный в тех жизнях, когда эта матрица была создана или активно использовалась. Возможно, когда-то именно друг оказался змеей, пригретой на груди, и здорово испортил жизнь, а то и просто послужил причиной скоропостижной кончины. Эта память всплывает на ключевое сочетание друг + работа, а поскольку воспоминание не осознано, справиться с предчувствием нет никакой возможности. Более того, эта память, это предчувствие продиктует нам именно такую линию поведения, которая почти наверняка приведет к подтверждению того, что знает матрица. Т.е. в лучшем случае мы просто рассоримся, в конце концов, с другом, в худшем – мелкими, практически незаметными и совсем неважными собственными действиями приведем друга к тому, что можно будет однозначно трактовать, как предательство.

Чтобы память матриц не вторгалась в нашу жизнь давно умершими проблемами и ситуациями, необходимо тщательно отслеживать и прорабатывать подобные предчувствия, ощущения, сомнения, страхи. К сожалению, для самостоятельной проработки этих моментов требуется изрядная тренированность и ума, и психики. Для большинства людей необходима сторонняя помощь, некто, кто может провести в память прошлых жизней. Ведь здесь необходимо не просто “вспомнить” ситуацию – источник страхов. Нужно суметь полностью в нее войти, погрузиться, вновь оказаться “там” и пережить все еще раз вполне, но уже с возможностью затем взглянуть со стороны, проанализировать и понять отстраненно. Конечно, можно просто фиксировать такие страхи, отслеживая и пресекая их действия в нашей жизни. Такая поверхностная работа тоже даст какой-то результат, облегчив наше существование.

Но в памяти матриц лежит другой, очень вкусный пирог. В этой памяти хранится не только позитивный/негативный опыт. Там лежат навыки, умения! Когда-то мой сын спросил меня, как сделать бумеранг. Я честно несколько минуть перебирала “файлы памяти” и ничего не нашла. Я никогда не делала бумерангов и понятия не имею, как они делаются. О чем и сообщила чаду. Но сколько умений я извлекла из этой копилки! Секреты и приемы каких-то ремесел, рецепты совершенно невероятных вкусностей, информацию (достоверную, как выяснялось при проверке) о вещах, с которыми я не только в этой жизни не сталкивалась, но и не слышала никогда о них. Там – море всякой полезной информации. Только нужно суметь до нее добраться.

Ведьмы и колдуны. Возможно, в другое время, в другие Эпохи, когда магия процветала, вы уже занимались своим ремеслом и достигли определенных высот. Те навыки, знания и умения все еще лежат в вашей памяти, невостребованные, прорывающиеся иногда неожиданно, когда что-то творится, получается “по наитию”, “интуитивно”. Однако все это можно достать, осознать и сделать принадлежностью этой жизни, используя во всей полноте. Техники существуют и активно используются некоторыми школами. Хотя целью этих школ далеко не всегда является открытие хранилищ памяти. Но – каждому свое.

Daene Sidhe