Давайте начнем издалека. Чтобы понять, зачем человеку нужно что-то, в его организме имеющееся, необходимо понять/принять/почувствовать/ощутить/поверить, наконец, что все нужно для чего-то. Разумеется, мы говорим о здоровых людях. Варианты двухголовости и трехрукости не рассматриваются.

Человек по своей природе совершенен. Это – МИФ. Не сказка или байка, а база восприятия. Если человек совершенен, значит все, у него имеющееся, имеет свое утилитарное назначение, гармонично дополняющее при правильном применении все остальное до состояния совершенства. Если у нас нюх слабее, чем у собаки, а глаза не столь дальнозорки, как у орла, т.е. наше восприятие ограничено в определенных сферах по сравнению с живностью, это не значит, что мы хуже. Это значит, что мы не умеем использовать какие-то иные механизмы, предусмотренные в нас и компенсирующие недостаточную остроту восприятия этих конкретных органов. Мы, вообще, много чего не используем. И многое используем не по назначению. Вопрос – почему?

Когда человеку лениво задуматься, каково настоящее предназначение той или иной вещи, а назначение не очевидно, он предпочитает считать эту вещь просто плохо сделанной. Кем? Да, Творцом, кем же еще? Или высшими силами. Или природой. Эта природа, вообще, существует только для того, чтобы отдуваться по любому поводу. Знаете, есть такие молоточки, чтобы кирпичи колоть – острые с двух концов. Если вы таким молоточком станете гвоздь забивать и отобьете пальцы – кто дурак? Вы, или тот, кто молоточек сделал?

К чему это я? А к тому, что эмоции, о которых мы тут поговорить собрались, такой же инструмент, как и молоток. И прежде, чем этот инструмент использовать, не лишним будет выяснить, а для чего он, собственно, предназначен.

Настало время прояснить, о чем, собственно, речь. Человек имеет ощущения, предчувствия, эмоции и, по слухам, чувства.

Ощущения – сигнальная система эфирного тела. Это горячо/холодно, больно/приятно, вкусно/невкусно, всякие там “чешется”, “колет”….. короче то, что воспринимается сигналами физического тела. На самом деле это эфир. Физическое тело – оно грубо материально и само по себе имеет только биоэлектрические сигналы, сознанием непосредственно не воспринимаемые. Эти грубые электрические сигналы физики эфирное тело переводит на язык, понятный системе управления, а эта система уже выдает реакцию, которую все тот же эфир переводит обратно физике. Система управления может не поверить, и выдать другие сигналы. И эфир покорно переведет, вопреки биоэлектрическим импульсам. А физика покорно выполнит команду, без возражений. В результате может получиться беспричинное заболевание, например.

Предчувствия – это сигнальная система ментального тела. Оно знает, что должно произойти (анализирует всю поступающую инфу, перерабатывает и делает прогноз), но в сознании вербальных построений не создает – аргументов не хватает. Получается что-то невнятное, но вполне читаемое. Это может быть и предчувствие грядущих событий. А бывают смешные ошибки. Вам не случалось откусить что-то незнакомое, что ваш ментал, по одному ему ясным признакам, определил, как сладкое? А оно оказалось соленое. Ну и гадость! Вы предчувствовали сладость. Весь ваш организм настроился на сладкое. И такой облом. Правильные предчувствия, постоянно настраивающие весь организм на взаимодействие со средой, вы просто не отслеживаете. Хотя они есть постоянно.

Эмоции – это сигнальная система астрального тела. О них мы, собственно, и собрались поговорить.

Чувства … Чувства, это уже сфера Духа. Тут мы выходим за рамки системы четырех смертных тел. И именно этот “выход” позволяет нам разграничить чувства и эмоции. Чувства никогда не дают экстремальных реакций ни в одном из четырех смертных тел. Когда вы испытываете чувство, ни температура, ни давление, ни сердечный ритм, ни биоэлектрические показатели кожи не изменяются резко и внезапно. Способность здраво размышлять тоже никуда не отплывает. Когда же ваше сердечко противно/приятно трепыхается, ладошки потеют, а в глотке пересыхает при встрече с неким человеком, – возможно, это любовь. Но любовь не чувство, а любовь-эмоция. Т.е. сильные эмоции (а именно их обычно принимают за чувство) всегда проявляются на физике, в отличие от настоящих чувств.

У индусов и тибетцев есть предание, что в таинственной стране мудрецов, Шамбале, хранится Драгоценность Мира, камень – дар созвездия Ориона, – Чинтамани. Он сияет так ярко, что черен для глаз. И его сияние, распространяясь по планете, гармонизирует порой нарастающий хаос, не позволяем миру свалиться в пропасть саморазрушения. Еще говорят, Чинтамани поет. Но звучание камня могут услышать лишь те, кто умеет хранить молчание внутри себя. Когда-то от камня откололся маленький кусок. Иногда, когда напряжение в какой-то точке планеты становиться слишком опасным, посланец Шамбалы приносит туда осколок Чинтамани и вручает его Избранному. Этот маленький кусочек, неразрывно связанный узами с материнским камнем, не только способствует гармонизации, но и дает своему обладателю силу божества, позволяя увести людей от края пропасти, изменив ход истории. Чувства – это наш персональный кусочек Чинтамани. Йоги и Маги стремятся навести порядок в своем внутреннем мире, чтобы стать Избранными, чтобы получить право содержать в себе ослепляющее сияние Драгоценности Мира.

Итак, эфирное тело озабочено нормальным функционированием связки четырех смертных тел. Ощущения дают нам возможность оценить как состояние “носителя” – физического тела, самого по себе и во взаимодействии с другими смертными телами, так и качества среды, в которой этот “носитель” пребывает. С сигналами эфира все хорошо знакомы и у здорового человека здесь проблем не возникает. Ментал прогнозирует изменения среды, позволяя перестраиваться с опережением. С этим тоже обычно проблем нет. Заметьте, сигналы этих двух тонких тел не вызывают на физическом плане никаких резких, экстремальных реакций. Т.е., вызывают, как в случае с ошибкой сладкое/соленое. Но, экстремальные реакции – именно следствие ошибки. Правильные реакции (или их правильное прочтение) вызывают адекватные ситуации изменения. На адекватные изменения эфир выдает сигнал “хорошо, приятно”. Головокружение, сердцебиение, бросание то в жар, то в холод, уплывание “мозгов”, дрожь в коленках… и пр. реакции на эмоциональные переживания приятными, или, по крайней мере, нормальными не назовешь. Не напрашивается ли вывод, что астральное тело выдает бесконечную череду ошибок? Опять вопрос: почему?

Давайте построим все сигнальные системы по порядку. Физика с ее биоэлектрическими импульсами сообщает о том, что происходит сейчас. Эфир – сигнальная система, обеспечивающая обратную связь между физикой и системами управления. Ментал – система близкого прогнозирования, непосредственного предупреждения о необходимых изменениях. Так чем, по логике вещей, должен заниматься астрал? Не кажется ли вам, что следующей ступенькой должно быть прогнозирование вероятностей изменений? И вся система должна быть настроена на подачу/отмену сигналов этой категории (язык “отмены” жизненно необходим, т.к. сигналы говорят только о вероятностях). А чем оно у вас занято?

На ранних стадиях развития детеныш (не только человеческий) имеет только одну эмоцию. Это страх (испуг, беспокойство – градации оного). У него пока минимум насущных потребностей – пища, тепло. Обе эти потребности удовлетворяются матерью. Поэтому наличие матери в непосредственной близости – это хорошо, правильно и без эмоций. Отсутствие ее – пугает. Эмоция страха предупреждает, что без матери возникает вероятная угроза существованию. Довольно скоро развивается вторая эмоция – радость. Поскольку мать постоянно возвращается, сигнал угрозы становится слабее и организм на этот сигнал реагирует уже не возбуждением, а сонливостью. Необходима отмена сигнала угрозы, чтобы привести организм в активное состояние потребления пищи. Эту функцию выполняет радость при виде (ощущении) матери. Чуть позже развиваются огорчение, восторг и т.д. Так называемые негативные эмоции этой группы – это сигналы, предупреждающие о возможной опасности, позитивные – сигналы отбоя. Причем, мы активно пользуемся этой сигнальной системой, стараясь управлять эмоциональным состоянием ребенка. Перед плачущим ребенком яростно трясут яркую игрушку, суют ему еду в рот – лишь бы спровоцировать отмену, но надежно “отменяет” плач только мама, берущая на ручки. В это время появляется следующая группа эмоций, обусловленная необходимостью адаптации в мире – интерес, любопытство… Азарт и вдохновение относятся к этой группе. Потом появляется необходимость контактировать за пределами узкого семейного круга, и появляется группа социальных эмоций – эмоций отношения к себе подобным. Эти эмоции появляются именно при контакте с внешним миром, и уже потом “возвращаются” в семью. Т.е. отношение к маме, например, – эмоция, вторичная по происхождению. Рамки статьи не позволяют, к сожалению, остановиться подробно на всех группах и подгруппах. Одной из последних формируется группа эмоций, регулирующих процессы воспроизведения. В это время, хотя эмоции по-прежнему несут на себе изначальную функцию включения/отключения сигнала тревоги, или включения/отключения систем других тонких тел (любопытство включает в работу ментал) человек, приученный воспринимать эмоции, как нечто высокое и слабопостижимое, окончательно теряет способность реагировать адекватно. Наступает так называемый “переходный возраст”. К моменту взрослости мы имеем существо с безнадежно расстроенной четвертой сигнальной системой, существо, планомерно портящее жизнь себе и окружающим.

Если схема, изложенная выше, ясна, можно топать дальше. Как восстановить корректную работу четвертой сигнальной? Не нужно начинать с самых сильных эмоций, тех самых, которые ошибочно именуются чувствами. Они, конечно, самые яркие, и более всего влияют как на физические показатели организма, так и на нашу жизнь вообще. Но они являются комплексными сигналами, составленными из нескольких, и разделить этот хор на отдельные голоса может оказаться затруднительным. Поэтому, начинать желательно с чего-то попроще, но тоже достаточно заметного. Впрочем, это ваш выбор. Избранный сигнал необходимо сначала назвать (присвоить ему имя, определение), а затем проанализировать “со стороны”. Часто первоначальное имя при анализе оказывается неверным. Тогда называем опять, с учетом поправок. Самый яркий пример такой ошибки в названии: первоначальное “меня тошнит от этой личности” оказывается не имеющим отношения к личности, а означающим лишь крайнюю степень оценки “это герой/героиня не моего романа”.

Полезно искать аналоги сигналов у животных. Животные тоже обладают четвертой сигнальной системой, но у них она работает корректно (истеричные домашние любимцы в расчет не принимаются). Поиск аналогов позволяет приблизиться к пониманию того, о чем этот сигнал, собственно, должен был сообщить. Кроме того, анализ эмоций позволяет выявить острые углы и проблемные зоны собственного внутреннего мира. Ведь астральное тело отчасти работает как локатор. Посылает некое излучение в пространство, а затем анализирует отраженные объектами лучи. И переводит информацию на язык эмоций. Однако эти “лучи”, ввернувшись к источнику, в свою очередь могут быть преломлены теми самыми “острыми углами”. В результате, анализу подвергается уже искаженная информация. Поэтому важно научиться отслеживать и путь такого луча, т.е. находить фокус внимания вовне и понимать, что его преломило внутри. Таким образом, мы имеем шанс убить двух зайцев – не только добиться корректной работы эмоций, но и раскопать энное количество своих блоков, комплексов и ошибок. Главное в этой работе – ни на минуту не забывать то, что написано в начале данного текста: мы – воплощенное совершенство, нужно только научиться этим пользоваться. Даже комплексы и блоки – нужны, очень нужны и вовсе не бесполезны. Когда строятся правильно, в нужном месте и нужное время. И если вы точно знаете, зачем они, и точно знаете, как их убрать, когда нужда отпала.

К сожалению, статья позволяет дать только легкий абрис этой системы работы с собственным организмом. Работа эта требует доверия к себе, терпения и последовательности. Но если вы выполните ее даже частично, вы обнаруживаете, что враг – это невероятная редкость в этом мире, недоброжелатель усердно работает на вас, старательно помогая вашему совершенствованию, а чувство вины или ощущение тяжести долга вообще оказываются забыты за ненадобностью. И при всем том вы – милейший человек, общение с которым доставляет удовольствие. Есть еще одно возможное приобретение, как результат такой работы. Один из тех, кто работал по этой технике, сказал мне однажды: “Черт возьми! Когда начинаешь слышать каждый голос в этом шуме и понимать, зачем, почему он звучит, оказывается, что чувств-то у нас и нет!” Он был растерян. И – прав. Нет у нас чувств. У большинства из нас. Не потому, что нам их негде взять, а потому, что пока существует этот хаос и гвалт взбесившегося организма, нам некуда принести драгоценный Чинтамани – чувство, негде послушать его тихую спокойную мелодию. Когда же гвалт умолкает – мелодия начинает звучать.