Одежки, которые жмут

(еще раз о долге, или как тяжело быть российским магом)

– Отчего ты не взлетаешь, ястреб?
– Я разучился летать, сидя в клетке.
– Вот ты расправил крылья, ты взлетел. Зачем ты возвращаешься назад?
– Я боюсь свободы.
– Ты силен, ты отважен. Ты свободен. Лети!

Отпуская птицу в небо, не ждите ответа. Может быть, птица сделает круг признательности над вашей головой, а может быть, и забудет, поймав крылом восходящий поток.

Этот образ навеян кусочком неизвестного фильма. Включила посередине и так и не досмотрела до конца. Все, что я успела понять: девочка-каратистка вылечила хищного птица и отпускала его.

На одном из форумов (эта формулировка уже заезжена мной, но очень не хочется давать точный адрес) немало было сломано копий в споре о долге. В русском языке, к сожалению, слова “долг”, “должен” употребляются слишком часто и практически не имеют замен. Англоязычное население планеты куда разумнее нас в этом вопросе. Они терпеть не могут глагол “must”, заменяя его везде, где возможно, обтекаемым ” have to”. “Must” – это неотвратимость. Если вы “have” сделать что-то, то у вас сохраняется некоторая свобода для торга. От вас, скорее всего, ожидают, что вы сделаете, но вы можете и избежать, потеряв что-то при этом (отказавшись от чего-то). Например, вы можете потерять работу, или возможность карьерного роста, или возможность заработать… Выбор остается за вами. А вот если вы “must” – то тут полный, буквальный аналог русскому “умри, но сделай”, употребляемому в родной речи столь часто и столь легко. Видимо, на Западе жизнь ценят выше.

Проблема долга – наверное, первое, на что натыкается вступивший на Путь Магии, едва убедившись, что “ему не снится” и крыша на месте. Он выползает на магические форумы, задает свой вопрос и тут же попадает под обстрел утверждениями, что маг ничего никому не должен. Должен. Так же, как обычный человек, маг много чего должен. Особенно начинающий. Он должен быть внимательным и послушным своему учителю, иначе его ничему не научат (и большинство свеже-проснувшихся юнцов потому и не находят живого учителя, что смирение, терпение и усердие не числятся среди их добродетелей). Маг должен решить вопрос качества Пути: пойдет ли он один? – тогда он должен порвать существующие связи так же, как рвут их, уходя в монастырь; или он не отказывается от тех, кто рядом? – тогда он принимает, должен принять на себя ответственность за их безопасность, как минимум. Я уж не говорю о том, что маг должен есть, спать и выполнять массу мелких повседневных дел. Кстати, во всех примерах, кроме взаимоотношений с учителем, англоязычные наши коллеги произнесут слово “have” на месте “должен”.

У русского “должен” есть еще одна ловушка, пропечатанная в нашу искаженную национальную ментальность. Произнося “я должен это сделать”, русскоговорящий умудряется сделать смысловое ударение на всех четырех словах фразы. Кроме заветного “должен” в сознании явственно звучит, что сделать это должен непременно “я”. Скажем, человек завален работой. Но денег все равно не достаточно. Подворачивается еще левая работенка с неплохой оплатой. Несчастный “наш” лишит себя отдыха, общения с друзьями, еще массы удовольствий и просто необходимостей, и станет “сгорать на работе”. Ему в голову не войдет, что можно перекинуть эту работенку другому, безработному спецу за меньшую оплату и положить себе в карман разницу. А если и войдет, то возникнут угрызения совести за то, что безработный получит меньше, чем реально предлагает заказчик. Идея здорового, нормального субподряда плохо приживается в головах, думающих по-русски. А уж мысль возложить основную долю исполнения работы на учеников, ежели таковые имеются (ничего им не платя, или платя чисто символически), вообще кажется крамольной. Можно подумать, что великие художники Возрождения сами полностью писали те картины, авторами которых являются. Они, между прочим, наносили угольный контур на холст, а дальше ученики рисовали фон, крупные детали.. Мастер собственноручно прописывал только главное на полотне и доводил до ума, детализировал работу учеников. На этом они, ученики, и учились.

С “я”, кажется, все ясно. Но ударение в сознании делается и на “это”. С “этим” обычно возникает максимум проблем, поскольку задача понимается буквально. Например, весьма распространенная в нашей больной стране и не раз обкатанная в нашем кино ситуация: “я должен ухаживать за больной мамой”. Если человек одинок, то он (она) изворачивается, находя работу на дому, чтобы, выполняя работу одной рукой, другой кормить ту самую маму с ложечки. Если есть семья, то второй супруг, или старшие дети, целый день гробят свою жизнь, ухаживая за больным человеком, а ответственное “дитя” рысью несется с работы домой, чтобы подменить уставших домочадцев (после дня работы, заметьте!). Между прочим, существуют наемные няни, помощницы, сиделки. Если больным занимается няня, старшие дети и сидящие дома члены семьи занимаются своими делами, то тот, кто на все это зарабатывает, может спокойно отдохнуть после рабочего дня так, как желается, не чувствуя себя виновато. Кстати, имея нормальный отдых, заработать можно больше – силы есть. Если же необходимость заботы понимается буквально в сочетании с “я” – обстановка быстро накаляется, все участники становятся дерганными и живут “на износ”. В такой нервной обстановке и больному – и умереть спокойно не получится, и выздороветь затруднительно. Спокойное и правильное отношение к наемным работникам – тоже проблема российской ментальности. Я долго приучала свою маму не дергаться, не хвататься за тряпку, а спокойно пить чай, пока моя горничная убирает квартиру.

Наконец, последнее – “сделать”. На слова “надо что-то делать” у россиянина начинается хаотичное сокращение мышц, как у павловских собачек. Это уже рефлекс. Однако, прислушайтесь к обычным сетованиям тех, кто влип в неприятную ситуацию. Обычно звучат различные вариации на тему: “эх! если бы я не сделал то-то, то этого бы не было! и ведь, было ощущение, что делать это не надо!” Слышали такое? Часто? Обычно, когда такому сетующему говоришь: “не дергайся хоть сейчас”, – он отвечает: “ну, я уже попал, так что теперь надо делать то-то”. Опыт ничему не учит. Рефлекторное сокращение мышечных волокон явно отнимает последние силы у мозга, и снежный ком проблем растет на глазах. Когда это происходит с обычными людьми, это еще можно понять. Но когда прекратить ненужные телодвижения не могут те, кто встал на Путь Магии – это странно. Эти ведь точно знают (хоть в теории), что действию, событию часто нужно лишь позволить произойти, не мешать свершиться. Суетливое настойчивое делание как раз и бывает помехой. Если подскакивать к младенцу каждый раз, когда он вякнул, вы никогда не будете иметь спокойного ребенка, умеющего занять себя. Вы помешали ему научиться быть наедине с самим собой, попутно, на корню, срезав первые ростки способности к самообучению, самозащите, просто, – самостоятельности. Говорят, если женщина к тридцати годам не красавица, значит, она дура. Вот, если ребенок к году не может быть один, когда не спит, значит вы имеете уже готового полностью зависимого и неприспособленного к жизни человека. И этого вы достигли именно настойчивым, назойливым деланием. Из самых лучших побуждений. И что? Осознав это, вы будете продолжать культивировать зависимость, “потому что деваться уже некуда”, потому что “должен”?

Долг есть у магов, как и у всех обычных людей. Задача в правильном понимании долга. Неправильно понятый долг подобен тесной одежде, в которой невозможно двигаться. Или, еще лучше, тесной одежде, где швы не сшиты, а сколоты булавками – любым движением вы рискуете загнать одну из них себе под кожу. Поймав себя на мысли “я должен сделать это”, имеет смысл расслабиться и спокойно проанализировать:
1. действительно, “я”? непосредственно “я”, или я могу обеспечить выполнение необходимого, не принимая в этом непосредственного участия?
2. действительно, “должен”? а что я потеряю, отвергнув этот долг? а что приобрету?
3. действительно, требуется действие? или, в отсутствии действия цель будет достигнута быстрее и качественнее?
4. действительно ли необходимо делать именно “это”? нет ли иных действий, ведущих к тому же результату более прямым и менее затратным путем?

Когда долг понят правильно, он не давит, не мешает движению. Когда долг понят правильно, он не связывает цепями, превращающими существование в пожизненное заключение. Я сама всегда любила девиз “я отвечаю за все”. И однажды-таки превратила свою жизнь в сущий ад, перепутав “отвечаю за” с “делаю”. Это разные вещи: крутиться, выматываться, пытаясь все сделать самостоятельно (или во всем принять непосредственное участие), и спокойно, разумно спланировать так, чтобы все просто было сделано вовремя и правильно (совершенно неважно, кем и каким образом, но с минимальными энергозатратами). Стоит поучиться второму.