Глава из книги Ассаджиоли “Психосинтез. Теория и практика” (“REFL-book” 1994)

Одно из самых вредных заблуждений — представление о себе как о неделимом, неизменном и во всем последовательном существе. Убедиться в том, что верно обратное,— одна из первых задач, стоящих перед нами на пути психосинтеза.

Мы легко можем убедиться в своей многозначности, осознав, как часто мы меняем свою общую картину мира, сменяя принятую модель вселенной с той же легкостью, с какой меняем наряды. Поэтому и жизнь временами кажется нам болотом, временами гонками, приключением, кошмаром, загадкой, карнавалом и т. д.

Различные модели мира по-разному окрашивают наше восприятие и влияют на наш образ жизни. Для каждой из них мы вырабатываем соответствующий образ себя, систему поз и жестов, чувств, поступков, слов, привычек и мнений. Эта совокупность элементов образует нечто вроде личности в миниатюре или, как мы будем называть ее, субличность.

Субличности — это психологические образования, подобные живым существам, сосуществующим в общем пространстве нашей личности. Каждая субличность ведет собственный стиль жизни и имеет свои собственные движущие мотивы, зачастую отличные от стиля жизни и мотивов других субличностей. Говоря словами португальского поэта Фернандо Пессо: “В каждом углу души моей алтарь иному божеству”.

В каждом из нас — толпа. Здесь могут быть бунтарь и мыслитель, совратитель и домохозяйка, саботажник и эстет, организатор и добряк — каждый со своей мифологией, и все они более или менее благополучно втиснуты в одного человека. Нередко они относятся друг к другу не самым лучшим образом. Как говорит Ассаджоли: “Несколько субличностей постоянно дерутся: импульсы, желания, принципы, стремления вовлечены в бесконечную борьбу”.

ВЫЯВЛЕНИЕ СУБЛИЧНОСТЕЙ

Мы начнем с выявления своих главных субличностей; знакомство с ними позволит нам вступить на долгий путь к обретению способности управлять их энергиями и, в конечном счете, приводить их к согласию. Следующее упражнение познакомит вас с концепцией субличностей на материале вашего личного опыта.

1. Рассмотрите одну из своих характерных черт, установок или мотивов.

2. Закрыв глаза, начните сознавать эту свою часть. Затем дайте возникнуть представляющему ее образу. Это может быть женщина, мужчина, животное, эльф, предмет, вы сами в маске, чудовище или что-нибудь еще. Не пытайтесь сознательно подыскать какой-то образ. Пусть он появится сам собой, как если бы вы смотрели на экран и не знали, что на нем вскоре возникнет.

3. Как только образ появится, позвольте ему раскрыть себя вам, никак в это ни вмешиваясь, и не давая никаких оценок. Позвольте ему измениться, если он сам того хочет, и показать вам некоторые другие свои стороны. Прочувствуйте, какое он вызывает у вас общее ощущение.

4. Теперь пусть он говорит и как-то выражает себя. Предоставьте ему для этого место, особенно присмотритесь к его потребностям. Поговорите ‘ с ним (даже если ваш образ — предмет, он может разговаривать с вами: в мире воображения все возможно). Перед вами ваша субличность — разумное существо, живущее своей жизнью.

5. Теперь откройте глаза и запишите все, что только что произошло. Затем дайте этой субличности подходящее имя, которое поможет вам определять ее в дальнейшем: Нытик, Артист, Гад, Дед Мороз, Скептик, Шут, Пьяный, матрос, “Я тебе сказал” и т. д. Наконец, опишите ее характерные черты, привычки, особенности.

6. После того, как вы назовете и исчерпывающе опишете одну субличность, можете переходить к другим. Но посвятите работе с каждой субличностью достаточно времени, пока не почувствуете, что работа эта завершена. В целом же работа будет состоять в том, чтобы отобрать еще несколько своих характерных черт, установок или мотивов, всякий раз проходя описанные 5 этапов.

Вы можете выявить другие субличности, рассматривая также различные свои взгляды на жизнь, свое поведение в различных ситуациях и различные стили самопроявления. Будучи в состоянии выявлять таким образом свои субличности, мы можем быстро получать относительно ясную картину своей внутренней жизни. В свою очередь, эта ясность позволит нам свободнее себя чувствовать со всеми этими малознакомыми обитателями нашего внутреннего мира.

Когда мы выявляем субличность, у нас появляется возможность отстраниться от нее и наблюдать со стороны. В психосинтезе это называется “разотождествлением”. Поскольку все мы склонны отождествлять себя — становиться “тем же” — с той или иной субличностью, мы начинаем полагать себя ею, и верить, что мы есть она и ничто иное. Разотождествление является разрывом с этой иллюзией и возвратом к себе. Нередко это сопровождается чувством просветления и освобождения.

В некоторых случаях выявление субличности сопровождается также тревогой или страхом: например, когда одна женщина внезапно обнаружила в себе субличность Жертвы, она воскликнула; “Если я перестану жаловаться, то что мне еще остается?” Другие люди, выявив субличность, в’ особенности глубоко укорененную, внезапно чувствуют себя обнаженными и незащищенными, как если бы броня их растворилась,— что на самом деле и происходит. Однако какой бы ни была первоначальная эмоциональная реакция, осознание действительного положения вещей во всех случаях повышается и, следовательно, повышается степень свободы. А теперь давайте рассмотрим несколько конкретных примеров.

Роберт, молодой врач, страдал от внутренней скованности, которая пронизывала все его взаимоотношения, доставляя массу неприятностей. Некая субличность постоянно оценивала и критиковала все, что говорилось и делалось окружающими, в первую очередь самим Робертом. В нем словно жил неустанно поучающий внутренний моралист.

Когда Роберт обратился к этому качеству и попытался вызвать его образ, он увидел старого церковника в очках, сурового, непреклонного, облаченного во все черное. Как только Роберт увидел этот четкий образ, он смог разглядеть в общих чертах и ту скованность, которая им управляла. Если ранее он ощущал ее как неясный дискомфорт и просто терпел, то теперь он впервые смог ее сбросить.

После повторных разотождествлений с субличностью сурового церковника Роберт записал: “Я теперь не сужу других, особенно родителей, и мне легче понять, почему они ведут себя так, а не иначе. Я отношусь к себе более терпеливо и чувствую себя более уверенно. Я вижу, что жизнь сложна и непостижима, и во мне стало больше понимания и сострадания”.

Нет плохих или хороших субличностей. Все они выражают какие-то жизненно важные составляющие нашего существа, хотя поначалу эти составляющие могут представляться нам отрицательными. Субличности становятся вредными только тогда, когда контролируют нас. Поэтому одна из целей нашей работы состоит в том, чтобы не позволить им подчинять нас себе и, следовательно, ограничивать,— чтобы обрести способность отождествляться и разотождествляться с ними по своему желанию.

Обратимся к опыту Киса, голландца тридцати с лишним лет: “Однажды, после того как я уже некоторое время поработал с субличностями, я увидел следующий образ: я сижу в центре расположенных по кругу африканских хижин, в которых живут мои субличности. Они были настолько сильны, что каждая по очереди распоряжалась мною как своим пленником. Это могло продолжаться десять минут или десять лет; я не контролировал ситуацию”.

Что значит быть пленником субличности? Это значит, что она навязывает нам свойственные себе стереотипы и не допускает каких-либо иных. Но если какая-то установка или форма отношения к происходящему оказывается единственно для меня возможной, она становится нетерпимостью. Если какая-то форма поведения оказывается единственно для меня возможной, она становится вынужденной. Если какая-то точка зрения становится единственно для меня возможной, она становится шорами. Кис продолжает рассказывать, как развивался его образ себя:

“И вот как-то, когда я сидел там, я почувствовал, что их власти надо мной приходит конец. Вдруг я впервые явственно ощутил, что могу пойти в ту или иную хижину и выйти из нее. И я не обязан находиться в ней, если я того не хочу. Впоследствии я смог делать это не только в ситуациях работы с воображением, но и в реальной жизни”.

Конечная цель в работе с субличностями заключается в том, чтобы сильнее почувствовать себя как “я”, как центр личности. Углубляя знакомство с субличностями, мы стремимся снова стать единым целым, а не распадаться на множество противоборствующих суб-“я”. По словам Киса: “Иногда я ощущаю центр как место, где сохраняется полная тишина, тогда как вокруг может быть ужасно шумно”.

Из центра мы можем обращаться к той или иной субличности, управлять ею, поправлять ее, заботиться о ней. Нужно научиться быть гибким, чтобы не зависеть от субличностей-, но в то же время и не подавлять их самовыражения и не игнорировать их потребности, иными словами, уметь им сочувствовать.

Работа с отдельными субличностями — это первый необходимый шаг. Предприняв его, мы сможем понять динамику их взаимоотношений и определить, каким образом нарушается наша целостность.

Хотя выявление в себе ряда субличностей делает нас богаче и сильнее, следует учитывать, что их многообразные потребности могут вызвать у нас также чувство утраты внутреннего единства. Это может произойти в ситуации больших внешних перемен и напряженной деятельности. Человек может пуститься в бесконечный поиск субличностей. Субличностям несть числа, и они постоянно меняются. Более того, нам присущи многие общечеловеческие качества, для каждого из которых также можно подыскать субличность. Поэтому необходимо выработать фундаментальную установку на разумное чувство меры. Наступает момент, когда человек начинает воздвигать для себя новые лабиринты вместо того, чтобы искать выход из уже существующих. Как и во всех других случаях жизни, следует чувствовать момент, когда правильно будет остановиться, прежде чем произошел перебор. Более того, наша задача состоит не просто в том, чтобы отыскать как можно больше субличностей, но прежде всего в том, чтобы стать их хозяином, постепенно содействуя согласованию их интересов в рамках живого целого.

До того, как мы приступили к работе с ними, субличности — это миры, не связанные между собою, которые не принимают во внимание и не понимают друг друга. Но едва их пронизывает осознание, как между ними начинают устанавливаться связи. Осознание не только освобождает, но и объединяет.

Люди нередко описывают этот процесс как “размораживание”,— словно лед тает между населяющими их обитателями, и они сливаются между собой, сохраняя в то же время свои изначальные черты. Чтобы это стало возможным, требуется полный переворот нашего понимания субличностей. Вместо того, чтобы ограничиться сознанием их поверхностных проявлений, об истинном единстве которых говорить действительно не приходится, нужно научиться видеть в них падшие проявления архетипов высших качеств.

Любое содержание нашей психики может “пасть”, быть низведено на более низкую ступень проявления. Сострадание может превратиться в жалость к себе, радость в маниакальность, покой в инертность, юмор в сарказм, смышленость в хитрость и т. д. И наоборот, содержание сознания можно возвысить, возвести на более высокую ступень проявления: жалость к себе становится состраданием и т. д. Действительно, в жизни нашей нет ничего застывшего, неизменного. И чем выше мы восходим, тем ближе к единству. Как говорит Тейяр де Шарден, все восходящее сближается.

Субличности — это падшие или извращенные проявления непреходящих качеств, которые существуют на высших уровнях нашей психики. Так, гиперактивную субличность можно рассматривать — как извращение архетипа энергии, субличность соблазнителя—.как дальнего родственника любви, субличность упрямца — как извращенную форму воли и т. д. Но как далеко ни отстояла бы субличность от своего источника, она может послужить для нас средством воссоединения с последним.

Мы можем способствовать этому процессу с помощью методики направляемого воображения, умышленно использовав символику восхождения. Образное переживание восхождения на гору представляет собой внутреннее восхождение к высшим уровням своего существа, возврата к источнику жизни. Говоря словами французского психолога Дезуаля, “попытка восхождения, предпринимаемая человеком в своем воображении, приводит к появлению светоносных образов, которое сопровождается всякого рода эйфорическими переживаниями. Напротив, спуск вызывает мрачные образы и чувства уныния, тревоги и страдания”.

Если мы представим, что восходим на гору, взяв с собой какую-то субличность, то можем вызвать в ней удивительные изменения: мы можем вернуться от извращенного проявления к архетипу или, по крайней мере, понять значение данной субличности, ее настоящий и будущий вклад в совокупный ансамбль нашей личности.

У одного из моих клиентов была субличность капризного и самонадеянного ребенка. Благодаря восхождению на гору эта субличность стала сперва юношей, а затем воином — символом силы. После того как это произошло, он смог вести себя гораздо более сдержанно и мягко с авторитетными лицами, оставив присущую ему защитную манеру поведения.

В другом случае молодой человек визуализировал свою “скрытную, уклончивую, пугливую, агрессивную, вечно пытающуюся перехитрить других субличность” как Квазимодо, уродливого горбуна. Повстречавшись с ним в долине, они вместе добрались до вершины горы. Озарившее их солнце вызвало удивительное преображение: в его благотворных лучах Квазимодо превратился в золотой плуг — символ внутренней красоты, которая является результатом всестороннего жизненного опыта и умудренности личности.

РАБОТА С СУБЛИЧНОСТЯМИ

Следующее упражнение также может принести вам пользу. Выполняйте его в состоянии расслабления.

Выберите субличность, с которой вы уже знакомы. Представьте, что вы вместе с этой субличностью находитесь в долине. Вы видите траву, цветы, деревья и гору. Оставайтесь там некоторое время, вслушиваясь в звуки и голоса окружающей вас природы: щебетанье птиц, шелест листьев и тому подобное.

А теперь вместе с субличностью идите к горе. Начиная восхождение, представляйте разворачивающийся перед вами пейзаж, представляйте, что вы пробираетесь через заросли деревьев и каменные завалы, идете по горному лугу или по краю обрыва. Ощущайте, как нарастает чувство восхождения, ощущайте, как воздух становится все более чистым и бодрящим, вслушивайтесь в царящую на высоте тишину.

На протяжении всего восхождения не забывайте о своей субличности. Вы можете заметить происходящие с ней едва уловимые перемены — вроде изменений настроения, выражения лица или одежды, или даже полное преображение, когда субличность превратится в нечто иное.

Когда вы достигнете вершины, пусть вас освещает солнце, обнажая самую суть вашей субличности. При этом вы можете стать свидетелем еще одного преображения. Теперь позвольте субличности выразить себя в новом качестве и пообщайтесь с ней.

Разумеется, при однократном выполнение упражнения преображения может и не произойти. Субличность может даже еще больше отдалиться от своего истинного архетипа. Это может произойти в случае, если мы не признаем и не примем субличность такой, какая она есть, со всеми ее потребностями и ограничениями.

Осуждая субличность, мы препятствуем ее продвижению к истоку. Например, у одной женщины была очень сильная субличность, которую она назвала “Извините”. Это была ее часть, которая постоянно чувствовала себя в чем-то виноватой, боялась потревожить других и предпочитала страдать сама, нежели причинить кому-либо малейшее беспокойство. Эта вечно оправдывающаяся субличность предстала перед ней в образе крошечного застенчивого старичка. Она не выносила эту свою часть и очень злилась на нее, считая ее источником своих проблем. Так оно и было, но гневом своим она заставляла старичка испытывать еще большую вину за то, что он — причина всех бед.

Иными словами, не принимая субличность, мы способствуем ее вырождению, дальнейшему отпадению от истока. Едва только эта женщина признала свою субличность частью самое себя, как проявилась ее конструктивная сторона. Образ маленького старичка превратился в образ молодого, сильного человека с чувствительными глазами, символизирующими отзывчивость и понимание. В дальнейшем эта женщина постепенно поднялась выше своего чувства вины и раскрыла в себе чувствительность. Субличности подобны людям. Чтобы они раскрылись и показали нам лучшие свои стороны, мы должны относиться к ним с пониманием.

Подводя итог, отметим, какую пользу дает работа с субличностями:

1. Мы учимся распознавать разнообразные, подчас противоречивые стороны своей личности, подвергая ее тем самым миниатюрному психоанализу. При этом мы “усыновляем”, признаем и принимаем все свои части вместо того, чтобы изгонять их в бессознательное.

2. Мы учимся освобождаться из-под контроля властвующих над нами сил, которые бросают нас из стороны в сторону, как шарик для пинг-понга.

3. Мы повышаем уровень своей внутренней интеграции, снимая противостояние субличностей и позволяя им усиливать друг друга.

4. Мы можем возвести каждую субличностьнавысшую ступень раскрытия ее возможностей, обнаружив тем самым, что любое психологическое содержание несет в себе зерно собственного преображения.

5. И наконец, снимая маски одну за другой, мы все больше приближаемся к выявлению скрытого ядра своей личности — своего истинного я.