Путь/Дар и отношения с близкими людьми – вещи, часто противоречащие друг другу. И на это противоречие, так или иначе, наталкиваются все существа, обладающие колдовским Даром. Я попробую в этой статье обозначить наиболее распространенные типы конфликтов и проанализировать их последствия. Разумеется, за ограниченностью объема, данная статья никак не претендует на глубину и всеохватность. Истиной в последней инстанции наблюдения, выводы и догадки автора статьи тоже не являются.

Самое первое “столкновение интересов” происходит, обычно, еще в раннем детстве колдуна, когда нет ясного осознания происходящего. В большинстве случаев маленький колдун “очеловечивается” и растет спокойно вплоть до периода полового созревания. Собственно, именно у этой категории временно “очеловечившихся” и возникают впоследствии серьезные проблемы. Те, кто способен отстоять свою инаковость в раннем детстве, обладают достаточной силой для решения подавляющего большинства проблем в угодном себе русле. Конфликт раннего детства, проходящий почти незаметно, отыгрывается потом на собственных детях колдуна. Заложенные в раннем детстве штампы “правильности” вынуждают даже тех, кто осознал себя, и уже открыто практикует магию, “очеловечивать” собственных детей, скрывая от них “до поры” суть родительской жизни. Разумеется, из лучших побуждений – по крайней мере, именно это диктует подсознание.

Следующий конфликт возникает в период полового созревания, когда гормональные перестройки организма вскрывают все источники энергии, в том числе и Дар, источник колдовской Силы. Если родители молодого колдуна тоже латентные колдуны, то конфликт ограничивается борьбой с родительскими страхами за судьбу своего необычного ребенка. Если же родители полноценные человеки, то конфликт может быть развит до открытого неприятия, что подростком-колдуном переживается очень болезненно. Ведь, психологически, существо – еще ребенок, и сохраняет прочную эмоциональную связь с родителями. Если эмоциональная связь с родителями действительно прочна, то подросток может сам задавить в себе Дар, перекрыв его, к тому же, сильным подсознательным страхом. Если Дар раскроется позже (задавленный в этот период), то любое его применение будет сопровождаться комплексом вины и самоспровоцированными “откатами” на себя, или на свое ближайшее окружение. Существа с особо сильным Даром в этом случае часто кидаются из одной религии в другую, пытаясь найти такое “место”, где можно было бы применять свои способности, не испытывая подсознательного чувства вины. Те, кто послабее, просто начинают старательно избегать всего мистического и оккультного, культивируя в себе скептицизм. И тем, и другим можно порекомендовать глубокий психоанализ, хотя вторые на него вряд ли пойдут.

Если существо миновало подростковый возраст, так и не раскрывшись, не осознав себя (не позволив себе этого), то следующим рифом, грозящим его кораблю, станут отношения с противоположным полом (или со своим собственным – зависит от ориентации). Впрочем, тут не риф, а целая подводная гряда с большим выбором камней всех сортов и на любой вкус.

Молодой колдун (ведьма), навесивший самостоятельно себе блоков и запретов в подростковом возрасте, естественно, подсознательно избегает прикосновения к Силе и, соответственно, к носителям Силы (т.е., к ведьмочкам/колдунам). Выбор объекта для романтических увлечений происходит в среде человеков. Но от себя не спрячешься, поэтому неосознанно поверх человека рисуется некий образ, к данному человеку отношения не имеющий. Если молодое существо попросить описать предмет своих воздыханий, то окажется, что “предмет” – не иначе, принц/принцесса. Хотя магия не будет упомянута ни прямо, ни косвенно, но за описанием “предмета” будут отчетливо просматриваться драконы/эльфы/единороги. Человек, обвешанный этими иллюзорными покровами, рано или поздно поймет, что что-то не то. Рано или поздно человек плюнет на “все эти бредни” (т.е. на попытки колдуна дотянуть партнера до необходимого уровня) и найдет себе кого-то из своей человеческой среды. Колдовское же существо ощутит весьма болезненный удар – подобные “измены” и “предательства” в программе иллюзии прописаны не были. Результатом удара может стать простое крушение иллюзий и неверие в возможность осуществления мечты. Этот вариант наиболее типичен для достаточно слабых потенциальных колдушек. Они окончательно очеловечиваются после такого удара и попытка пробудить их в дальнейшем – бесполезная трата времени. Чем больше искусственно скрытый Дар, тем серьезнее последствия. Некоторые прописывают в программу иллюзии “поправку” на измену и в дальнейшем сами бессознательно вводят деструктивные элементы в новые развивающиеся отношения: все бабы/мужики – сволочи и верить им нельзя, а “единственных” не бывает. Эта категория сильно подвержена влиянию всяческих сект и движений с экстремистским уклоном. Другие старательно выстраивают отношения и жизнь по человеческим стандартам, оставляя своей инаковости место “увлечения”. Это дает несколько лет передышки перед следующим разрушительным натиском собственного Дара. Третьи – эскаписты. Для них жизнь постоянно создает заповедные зоны. Одно время для них существовало движение хиппи, сейчас – ролевые игры (толкинистская тусовка – просто кладезь недопробуженых мажат). Третья категория – это те, кто позволил себе пробуждение, но частичное и строго ограниченное рамками фэнтезийного мира. Во всех трех случаях последствием крушения иллюзий становится отрицание собственной силы, культивирование неверия в ее наличие. Действующие ведьмы и колдуны, берущие под опеку таких покалеченных существ, постоянно сталкиваются с этим неверием: ничего не могу… – ладно, могу, но совсем мало… – это не я делаю, это само так получается… и т.д. Лечить – сложно и на это уходят годы. Поэтому, “везет” попасть под опеку только самым сильным и одаренным из этой категории.

Наиболее сильные представители колдовского племени умудряются “законсервировать” свой Дар за счет вроде бы обычного человеческого творчества. Получив изначально вполне приличные и совсем обыденные профессии в самых разных ВУЗах, они оставляют дипломированное поприще и становятся свободными художниками, музыкантами, литераторами. Или, по крайней мере, делают свободное творчество своим хобби, занимающим постепенно все большее место в жизни. Колдуну вообще сложно жить “в графике”, но когда есть осознание себя колдуном, примирить свой организм с необходимостью ритмичной рутинной деятельности проще. Отношения с противоположным полом у этой категории скрытых колдунов обычно весьма напряженные и бурные. Они подсознательно нацелены на поиск себе подобных, но не осознают сути своих исканий, не видят ясно цель. Поэтому, весьма влюбчивы. Подобное тянется к подобному, а два Дара, соприкасаясь, взаимно способствуют развитию. Но на уровне подсознания существует запрет на развитие, установленный в юности. Запрет срабатывает на устранение угрозы, в отношениях довольно быстро начинают зреть конфликты. Вместо нормального сближения между партнерами начинает расти пропасть, старательно расширяемая и углубляемая с обеих сторон.

Сильные колдуны рано или поздно достигают пробуждения, осознания себя, даже без помощи более опытных и обученных соплеменников. Приходит осознание цели поиска – ищу себе подобного, появляется этот самый “подобный”. Однако, штампы взаимоотношений, заложенные в период “спячки”, продолжают работать, разрушать возникающие отношения в зародыше. И очень часто возникает новый штамп – ощущение предопределенного одиночества, невозможности найти партнера для совместного Пути. Заканчивается это либо сознательным одиночеством, либо сосуществованием “с закрытыми глазами”, когда два колдуна взаимодействуют только на человеческом уровне, даже не пытаясь соприкоснуться с миром партнера. Тут следует понять, что ощущение предопределенности – всего лишь иллюзия. Начинать разгребать эту иллюзию и тот мусор, на котором она держится, нужно с себя. Крики “а он?!”, “а она?!” – вообще никогда не бывают конструктивными, а в этом конкретном случае такие кивания на партнера не только лишают вас возможности этого партнера иметь, но и тормозят собственное развитие, поскольку многие аспекты Дара проявляются и работают только в совместном творческом процессе.

Отношения между двумя нелюдями, осознавшими свою инаковость, чаще всего развиваются по трем основным вариантам сценариев: 1. мы равны; 2. учитель – ученик; 3. “вторая половина”.

Сценарий “мы равны”

Пробудившиеся колдуны (ведьмы), соприкоснувшись с себе подобным, не просто вдруг влюбляются и обретают веру, что они встретили подходящего партнера. Они очень торопятся этого партнера обрести, заиметь в полном смысле слова. Стремление к скорому сближению, погруженность друг в друга, ненасытность общения представляются нормой в начальной стадии взаимоотношений. Как же, ведь это – ЛЮБОВЬ! Настоящая!. Однако, пока в подсознании живут упомянутые выше барьеры и штампы, отношения не растут и развиваются естественно, а выстраиваются по неким стандартам. А стандарты, как правило, литературные, надуманные, весьма идеализированные, прекрасно подходящие для дивной мечты, но совершенно неприменимые в реальности. Попробую привести очень неполный список “тараканов”, лезущих при таком развитии событий: 1. желание завладеть всем временем и вниманием партнера, вплоть до опозданий на работу и прогулов, причем один уступает другому, и тот, кто ведет ситуацию, сам о своих важных делах отнюдь не забывает; 2. нежелание отпустить партнера куда бы то ни было в одиночестве (вместе в гости, вместе в магазин) – опять, один выступает ведущим, и это всегда тот, у кого есть “люфт”, некое поневоле свободное время, которое употребляется на отдых, общение с другими людьми, хоть бы и по телефону; 3. желание вывалить на голову партнера всю свою прошлую жизнь, причем, чем скорее, тем лучше, нимало не задаваясь вопросами, хочет ли партнер это слушать, и как он реагирует на предоставляемую информацию; 4. просто желание говорить, говорить, говорить, – обо всем, забросив дела, забыв про сон и прерываясь только на секс и самое необходимое… Список можно продолжать и варьировать, но суть, надеюсь, ясна: партнеры планомерно кушают друг друга, доводя и себя, и вторую половину пары до психического истощения. Партнерам кажется, что в этом марафоне они лишь подтверждают свое “равенство”, изыскивая все больше сходств и параллелей. На самом деле, все это делается только с одной, тщательно скрываемой, но совершенно очевидной целью: каждый из двоих пытается продемонстрировать, что именно он/она лучше, а значит, именно он/она укажет Путь, по которому они и пойдут, взявшись за руки, в счастливое будущее. Предвижу возмущенные возгласы в этом месте! Ну, конечно, ведь многие, наоборот, переживают комплекс неполноценности, глядя на величие своего партнера! Старательно переживают, настойчиво так, и натужно. Комплекс неполноценности призван уравновесить манию величия. Ведь, стараясь доказать, что “я лучше”, нужно еще и не умалить партнера, сохранить ощущение, что это “тот самый”, “единственный”, “равный”, единственно достойный приз всех трудов и поисков.

Сценарий “учитель-ученик”

В этом сценарии обычно активно используется хорошо разрекламированный волшебный флер взаимоотношений Учителя и Ученика. Помните? Ученик весь из себя такой покорный и внимающий каждому слову учителя, как истине в последней инстанции. А учитель весь из себя мудрый, спокойный, невозмутимый, знающий ответы на все вопросы. Все, казалось бы, здорово… просто, шоколадно. За одним существенным исключением: планировалось партнерство, а не учеба. Грубо говоря, партнеры, желая сделать омлет, хватаются не за те яйца. В этом сценарии роль ученика себе обычно берет тот, в ком сильнее прописана тенденция разрушения отношений. За преданным взглядом и искренним интересом обычно скрывается очень внимательный наблюдатель, старательно запоминающий все ошибки и неточности, все промахи своего “учителя”. “Ученик” обычно не учится вовсе, а накапливает компромат, чтобы заявить однажды: “я тебе не верю!”. И доказать справедливость неверия накопленными фактами. “Учитель” же, поначалу искренне включившись в игру и поверив в свое превосходство, со временем начинает отслеживать подозрительную каверзность вопросов и, в свою очередь, начинает собирать факты, подтверждающие несостоятельность “ученика”. Планируемое партнерство очень быстро перерастает в битву самолюбий, а затем с треском разваливается, усугубив заморочки и комплексы участников.

Сценарий “вторая половина”

Последний из рассматриваемых здесь сценариев. Самый сказочный и романтичный. И несущий в себе элемент разрушения изначально. Вдумайтесь: вы – не целый! Совершенно неважно, назовет себя колдушка первой, или второй половиной – цель ясна. Нужно найти вторую половину и… воссоединиться? Фигушки! Слопать, ассимилировать, подгрести под себя, встроить в свою систему… далее по списку. Ведь там – мое, то, чего мне не достает до целостности. И совершенно не факт, что при взаимодействии двух личностей та вторая личность не взбрыкнет, не передумает, не пожелает уйти, унеся “мое” с собой.… При одном намеке на подобные по отношению к себе тенденции нелюдское нутро ощетинивается всеми имеющимися вооружениями и начинается война не на жизнь, а насмерть, причем, буквально.

На самом деле, эти сценарии стоило бы расположить в обратном порядке по степени приближения к нормальным нелюдским отношениям. Потому что именно первый из упомянутых, хоть и хромой, сценарий оставляет более всего шансов отловить баги и отношения выстроить. Основная проблема нелюдей, временно подстроившихся под людские нормы отношений, в неумении осознать свою ценность безотносительно ценности всех остальных. Человеки еще переживают коллективную стадию развития и для них обращение вовне за оценкой себя эволюционно конструктивно, естественно. Стоит обратить внимание на тот факт, что люди спокойно принимают иерархическое неравенство, если им предъявлено хоть одно веское, с их точки зрения – неоспоримое, доказательство превосходства. Нелюдь же, осознавая непрерывность своего развития и изменения, постоянно подвергает иерархию на прочность, на достоверность. Вот в этой осознанной непрерывности движения и спрятан ключ к волшебному театру Буратино, к созданию гармоничных и стабильных отношений двух (и более) нелюдей.

Любые межличностные отношения грубо можно разделить на две категории: первая, когда отношения являются самоцелью (например, семья создается, чтобы была семья, чтобы существовала именно эта общность); вторая, когда отношения служат достижению каких-то иных целей.

В первом случае цель достижима относительно легко, раз и навсегда. Отношения выстраиваются, как строится дом. А дальше, все участники строительства стабильно живут в этом доме, подчиняя свою жизнь интересам этого строения. Они, словно привязанные к дому цепями, могут отбегать настолько, насколько позволяет длина привязи, но непременно возвращаются обратно. Такие пробежки в сторону – имитация активности и движения. Мне с детства было любопытно размышлять, грозила бы Одину предсказанная Валой смерть от зубов Фенриса, если бы Асы не посадили волчонка на волшебную цепь, а позволили бы вырасти ему свободным? Нелюдь в системе, где отношения строятся ради отношений, подобен Фенрису – рано или поздно он наберет достаточно силы, чтобы порвать привязь, и тогда – спасайся, кто успеет. Пока же сил недостаточно, свежесформированный эгрегор отношений заботливо держит нелюдей на голодном пайке, пережимая все возможные каналы питания, в том числе информационного, путем создания целой горы повседневных проблем и обязанностей.

Второй тип отношений выглядит куда более сложным, нестабильным и трудоемким (поэтому так привлекателен первый). Изначально отношения формируются для достижения некой цели, видимой в тот момент. Но в процессе движения одни цели оказываются достигнутыми и остаются позади, другие отодвигаются в сторону, третьи только возникают на горизонте. Отношения постоянно требуют изменения. Вот тут нужно перестать пялиться на отношения и сосредоточиться на целях. Если это удается, то отношения перестраиваются сами собой, по мере необходимости. Если не удается, то они быстро трансформируются в первый вариант с цепями разной длины. Это как езда на велосипеде. Чем медленнее едешь и более внимания уделяешь процессу езды и сохранению равновесия, тем больше шансов шлепнуться. При движении образуется динамичное равновесие, при котором мелкие флуктуации стабилизируются сами собой. Именно этот тип отношений оптимален для нелюдей, неважно, это отношения дружеские, деловые, или романтические. При постоянном поступательном движении затруднительно, согласитесь, еще и подпрыгивать, стараясь оказаться выше, чтоб с высоты своего величия созерцать макушку своего партнера. Приходится смотреть в лицо.

То, что здесь изложено – самые общие положения, которые желательно иметь в виду, выстраивая отношения между нелюдями. Самый первый этап. Далее необходимо уже углубляться и выяснять, к какой расе, породе относятся данные конкретные нелюди и какова их естественная структура распределения ролей. Скажем, у Ши порядок, стабильность находятся во власти женского начала, а мужскому полу свойственны вариабельность, непредсказуемость, стихийность, творчество и порывистость. В человеческих воплощениях Ши терзаются или несоответствием своей природы случившемуся полу, или мучаются, пытаясь подогнать свое естество под общепринятые человеческие стандарты. У некоторых рас отсутствует психологическая разница между полами – видимо, в естественных своих воплощениях они андрогинны, или могут менять пол по необходимости. Эти обычно стремятся просто найти “такого же”, “одинакового”. В любом случае, пройдя первый этап и научившись смотреть прямо в лицо партнеру, стоит прояснить вопрос расовой принадлежности и либо найти приемлемый компромисс, если два партнера принадлежат разным расам, либо строить отношения по законам своей породы, наплевав на суждения сторонних наблюдателей.