Рождение Вселенной, прослеживаемое в корневой мифологии всех народов, это разделение Единого на два, на Пустоту (Бесконечность, Бездну, нуль) и Наполнение Пустоты (Материю, Энергию, единицу). Через сексуальное влечение, по всей цепочке: возникновение > осознание > воплощение, существо повторяет изначальный акт Творения. Таинство алхимического преобразования Духа посредством всего комплекса переживаний и ощущений, относимых к сексуальному опыту, начинается с момента первого зарождения еще неявного желания, называемого влюбленностью.

Период влюбленности – время рождения Пустоты, реализация в Духе женского принципа Мироздания. Первая влюбленность есть первый уверенный толчок клювом в скорлупу яйца – пора вылупляться, рождаться в мир. И каждая следующая влюбленность в жизни существа – симптом готовности к новой ступени личной духовной эволюции, или очередная попытка подняться на так еще и не освоенную ступень, если существо пугается раз за разом мук эволюции и глушит свои переживания. Кстати, большая влюбчивость – это симптом страха. Существо, ощутив влюбленность, движение Духа к развитию, боится болезненных переживаний, всегда связанных с рождением/преображением, и торопится либо подавить возникшие ощущения, либо дезактивировать их самым надежным способом – поскорее достичь постели, прервав духовный процесс. Поэты всех времен не даром воспевали период влюбленности и время зарождения любви. Не даром мифология демонстрирует множество препон, препятствий соединению влюбленных – этот период интуитивного освоения новых граней, аспектов мироздания очень ценен и важен, и искусственно сокращать его, прерывать, – означает вернуть Дух обратно в яйцо нерожденности.

Время влюбленности – время формирования Пустоты. Дух распространяется в Мир, не зная границ. Влюбленность, это состояние. Она не подразумевает непременного наличия объекта и может существовать “просто так”, в никуда, создавая ощущение полета, эйфорической радости освобождения. Состояние сопровождается ощущением всесильности (с неба звезды достать), но Пустота не имеет структуры, поэтому всесильность пока оказывается нереализованной.

Однако природа не терпит пустоты, незаполненности, и влюбленность начинает наполняться любовью. Любовь, это действие, реализация мужского принципа мироздания. В период зарождения и формирования любви существо переживает вдохновение, оно творит, хотя это творчество, формирующее по сути культуру цивилизации, еще не Творение, а лишь Познание. Дух познает себя через познание Вселенной, через заполнение Пустоты, и познает Вселенную, познавая себя. Пустота не имеет границ, Материя – конечна. Метафизически, формирование любви есть сжатие Пустоты в точку, вплоть до момента осознания и одновременное распространение Наполнения до бесконечности, безграничности Пустоты. Фактически это поглощение влюбленности любовью, осознание себя стрелой любви и нахождение объекта, на который стрела направлена, как проявление мужского начала. И поглощение любви влюбленностью, расширение любви до бесконечности, осознание себя – всем, включающим и объект в том числе, как реализация женского начала. Говорят, что истинная любовь не бывает безответной. И это верно. Бог никогда не промахивается. Но стрелу, слетающую с тетивы лука Эроса, формируем мы сами. Пока Пустота влюбленности не свернулась, не заполнена любовью, не стала сама стрелой, ее оболочкой – стрела любви, слетев с лука Бога, рассеивается, в лучшем случае окутав “цель” облаком звездной пыли. Пыль осядет к ногам, и остается все та же Пустота. Момент, когда Пустота и Наполненность сливаются в одно, когда уже есть Любовь, – это мистический акт реализации андрогинности Духа, его божественности. Если существо вслушается в себя в этот момент, оно обнаружит в себе и Пустоту, и Наполненность. Именно теперь наступает время толкнуть Бога под локоть, чтобы стрела устремилась к цели.

Любовь не обязательно имеет целью другое воплощенное существо. Поскольку сама Любовь есть реализация божественности Духа, т.е. существо, несущее в себе Любовь, и есть – Бог/Богиня, то и целью может быть только Бог/Богиня. А в чем, в каком своем проявлении/воплощении Бог предстанет – не суть. Религиозное чувство любви формируется так же, как любовь ученого к познанию, или любовь одного существа к другому. Было сказано: “Бог есть Любовь”… и аккуратно пропущено мимо ушей.

Из всего сказанного выше ясно, чем и как должен наполняться ритуал соития Жреца и Жрицы, символически олицетворяющих Бога и Богиню. Ясно также, почему механическое выполнение ритуала без духовной составляющей не приводит ни к Откровению, ни к обретению Силы, ни к Творению. И понятно, почему просто секс приводит в лучшем случае лишь к зачатию существа, наследующего несовершенства родителей. Что сложили – то и получится.

Метафизически соитие, завершающее алхимическое преобразование Духа, это процесс не механического сложения двух составляющих на манер конструктора Лего, а слияние их в мистерии синтеза, Творения, когда результатом является нечто совершенно новое. Восточный символ соединения Инь и Янь отражает графически состояние за миг до слияния, потому что синтез, Творение – непредсказуемы, и ни процесс, ни результат отразить невозможно. И в Библии, после каждого акта Творения, мы читаем: “И увидел Бог, что это хорошо”. Не сотворив, не узнаешь, что получится. Готовность к этому акту подразумевает готовность потерять себя, не пытаясь даже предугадать, что будет после. Это Вирд, руна Одина, прыжок с пустыми руками в Бездну, действие, требующее безграничной отваги и божественной силы Духа.

Когда мой Учитель, Керн, впервые пришел ко мне, я сыпала вопросами, как маленький ребенок, торопясь сложить свою мозаику, нарисовать свою картину мира. Среди сотни дурацких вопросов, я спросила Его: “зачем Единый проявился в Мир?” Он ответил мне: “чтобы зачать Бога”.