Мабон. Утром в приоткрытое окно влетел большой оранжевый лист. Чудо, потому что ветру пришлось повернуть лист на ребро и очень точно прицелиться, чтоб подарок попал в щель окна. Хочется пойти в парк, но в работе образовались завалы и я сижу за компьютером с диктофоном под локтем. Кому-то коротко отвечаю текстом, кому-то наговариваю следующий кусок урока. Такой вот не праздный праздник получается.

Кот растет, хорошеет и набирает мейнкунистость, — лапы становятся шире, ноги длиннее, уши все больше и наращивают кисточки, изначально длинный нос еще вытягивается и очевидно развивается подбородок. Страшный зверь. Иногда заигрывается и тогда приходится осаживать, называя старым, еще добандитским именем. Это действует. Он еще в той своей жизни начал мечтать о мейнкуновской тушке и вот теперь мечта воплотилась в жизнь. Неделю в деревне посчитал переселением в правильное место и огорчен возвращением в Москву. Здесь нам обоим неуютно. Мы оба кутаемся во флис, — я в халат, а он – в мои флисовые куртки.

Там, в деревне, покинутый моим спутником и помощником старый кот стал совершенно котом, покорным, пассивным, непривередливым. Без всякого сопротивления подчинился гонениям котенка, — новой обители недавно еще хозяина его тела. А помощника моего мне пока приходится уговаривать не рваться на улицу на ревизию своих территорий, — надо подрастить тельце, чтоб быть физически способным строить псов и справляться со всякими иными сложностями деревенской кошачьей жизни. Тамошние коты сразу поняли, что страшное из Бандита ушло, и пользуются возможностью безнаказанно ходить прямо по деревенской улице мимо нашего дома, а вовсе не огородами пробираться, тревожно оглядываясь и прислушиваясь. Вот им будет облом, когда это тельце дорастет хотя бы до половины своего настоящего размера и силы! Наверное, деревенским жителям-людям придется тогда смириться с тем, что лишь кошек можно держать для защиты домов от мышей. Ну, если не захотят бесконечно выхаживать задранных до полусмерти котов, — уже и в персидском теле мой помощник доводил соседских котов до состояния условно совместимого с жизнью.

Мама осознала, наконец, свою иную суть и сразу же растворились в небытии ее проблемы с псами. А мне стало интересно общение. И работа с Наташей принесла мне настоящие открытия, которые я сейчас верчу на все лады восхищенно. Да и мамино осознание это следствие работы с Наташей. Мне очень радостно работать вот так, — не с позиции наставницы, а в горизонтали, на равных во взаимодействии. Так и с Ритой, и с Лизой теперь. Подруги-колдуньи, — наконец они у меня есть и я не устаю этому радоваться, хоть это случилось уже не вчера. Вот и мама тоже может оказаться в этом кругу. И от того, что не все моего племени, делается во сто крат интересней, насыщенней. Кстати же, в иной своей сути мама почувствовала и полюбила печку и теперь, как она мне только что сказала по телефону, в доме тепло и сухо круглые сутки. Домовые радуются, благодарно торопятся ей помогать в домашних делах, которых много из-за строительства и переделок. Ведь, там не только второй дом пристраивается, но и ванная комната с нормальной канализацией в старом доме. Удобно теперь будет нам, жителям дома, и гостям нашим, которых будет часто, я знаю.

Думала, строить ли мне коридор от входной с улицы двери в дом мимо мастерских, или не делать. Решила, что делать не стану, лишь короткую стенку построю у входа, чтоб создать прихожую, а дальше проход через две мастерские. Трех зайцев сразу подстрелю: будет необходимость не устраивать даже временного бардака в мастерских, приходящим с визитом будет интересно и заразительно глянуть мимоходом на всякие разные работы и настрой у них подходящий нашему дому будет создаваться автоматически. А окна уже заказаны и через две недели приедут туда. Семь окон и один «балконный» блок, — окно с застекленной дверью для выхода во двор сразу из новой части дома, — там веранда будет пристраиваться. Плюс еще, в духе современности, железная дверь входная для входа с улицы. Мне бы еще успеть в эту осень обнести палисадник перед домом новым забором, чтоб вход в дом был красив, — через палисадник, мимо сладкой парочки березки с сибирским кедром и молодой красавицы-елочки, найденной в лесу совсем тогда крошкой в весенней прогулке с Лисью, а теперь уже высокой и пушистой. Эту елочку я и стану наряжать к Йолю теперь. Я, наверное, уже достала всех моих читателей своей тоской и желанием уже быть ТАМ, дома. Чуть больше месяца еще тосковать. Потерпите уж, ладно?

Посылки ибейские стали доходить быстро, — две недели максимум. Вчера дождевик велосипедный приехал, — теперь дождь не страшен. Жду застежки «средневековые» для золотого шелкового платья, что шьется к Самайну, и два енотовых хвоста для того же наряда.

А в кухне опять заготовки. Притащила перцы сладкие и немножко баклажан. В последние оставшиеся пустые банки оно и пойдет. А трав для чая свежих уже не привезла, — холод и дожди, и травки стали уже не лежкие. Там нарвать и заварить свежие из сада хорошо, а в холодильнике уже через сутки темнеть начинают. Пью теперь чаи из сухих трав. По-зимнему.

About the Author

7 Replies to “осеннее”

  1. я с таким удовольствием чиатю твои «домашние» дела, как роман 🙂
    и мастерские! и печка! кайф,кайф 🙂

  2. «читаю твои “домашние” дела, как роман»
    точно, роман, да ещё и в картинках ^.^

  3. Доброй осени, радости твоему дому! И не «достала» ты совсем, наоборот, очень интересно читать. Как ты говоришь — заразительно. 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *