В усадьбе Терновник случился пожар. 22 апреля вечером — и на всю ночь. Дальше длинно и с фотографиями.

Мысли о пожаре, предчувствия оного, посещали меня еще с октября, потому я весь отопительный сезон не покидала дом больше, чем на несколько часов, и только в относительно теплую погоду с протопленным, но уже дотлевающим котлом. Однако же!

Честно признаюсь, — огонь прошляпила. Тогда, когда, судя по всему, на чердаке хозяйственной пристройки затлело, я с головой ушла в работу с ученицей. Поскольку случай непростой, то я все свое внимание ухнула туда, отключив все внешние связи. Ну и получила результат. Когда увидела дым и были вызваны пожарные, можно было уже только контролировать огонь, но придавить его уже не получилось. Может потому, что только что отработала в совсем иной сфере. Есть, о чем подумать.

И было это так.

aIMG_2591 aIMG_2592

Как ни издевательски это звучит, но огнем снесло крышу. Над пристройкой крышу снесло полностью и в одном помещении огонь рухнул вниз, проев потолок и слопав стоявший там холодильник с запасами кошачьей еды. В скелете почившего холодильника, в его недавно морозильной части, я нашла только пару купленных дня за два до этого индюшачьих ног, разморозившихся внутри, а снаружи запеченных в пластике. Кошки нашли так экзотически приготовленную индюшатину вполне съедобной.

У дома огонь поел стену мансарды, выходившую прямо на очаг пожара, выжег бывшее в этой стене окно и погулял под железом по той стороне крыши, потому что внутрь дома лезть я ему не позволяла никак, — дом выгорел бы до фундамента минут за сорок, как сказали пожарные. Но, сказали они, тогда бы и погасили быстро… оставшиеся руины, а так гонялись за огнем всю ночь напролет. Три расчета. В итоге, сам дом пострадал больше от воды, — уж очень много пожарным приходилось ее лить. И от работы пожарных, — они взламывали внутреннюю обшивку, чтоб до хитрого юркого Логи водой дотянуться. А крышу надо строить заново. И заменять подгоревшую стену.

Утром лил дождь, — я не стала противиться, чтоб наверняка нигде ничего тлеющего не осталось.

Вот так это было, когда дождь закончился. Все, что белесое на крыше, в следующую ночь снесло ветром.

aIMG_2607 aIMG_2610 aIMG_2609

Ну и пристройка изнутри.

aIMG_2606 aIMG_2603 aIMG_2602 aIMG_2604 aIMG_2605

А это снаружи вид на мансарду со двора, со стороны пожара.

aIMG_2594 aIMG_2596

Днем сначала прибыл пожарный инспектор, все зафотографировал и записал. После него приехал страховой инспектор и повторил процедуру. Пара моих рабочих в это время выгребали грязь с третьего и второго этажа. А вечером поднялся ветер.

К следующему утру ветер таки сорвал с крыши дома несколько обгоревших листов, так что вчера и сегодня мои рабочие торчали наверху, присобачивая оторванные листы на место, чтобы защитить дом от майских гроз с ливнями. Лить будет все равно, но не потоком. Качественно уложенный линолеум на третьем этаже защитил отчасти от воды апартаменты моей матушки.

Ее «квартира» практически не пострадала, если не считать набежавшей по стенам и печной трубе воды и прогоревшей старой бревенчатой стены изолированной темной комнаты, — стены, непосредственно примыкавшей к очагу пожара. Матушка там годами складирует всякий хлам. Я порадовалась, что прошлым летом совершила нападение на это помещение и выкинула-сожгла процентов 70-75 бывшего там мусора. К моменту разгула стихии Огня захламленность еще не успела регенерировать в опасном объеме.

Сегодня мои рабочие привезли бригаду из четырех почти трезвых синяков и синяки вытащили горы мокрого мусора из хозяйственной части. Завтра их привезут опять, чтобы разобрать большую часть сгоревшей крыши пристройки. И еще завтра должны найти электрика, чтоб отключить возможно пострадавшую часть проводки, проверить намокшую и устроить все ко включению. Очень хочется уже запустить стиральную машину, и водопровод в доме хочется с горячей водой обязательно. А вот отопление местами пострадало от рук пожарных, — они сорвали пару батарей, повредив трубы. Впрочем, поскольку дымоход, ставший зачинщиком приключения, снесли на фиг, отопление будет восстановлено теперь только к следующему сезону. Батареями дом сейчас не просушить и в матушкиных апартаментах воцарится привычная ей атмосфера сырости.

Я переселилась в мастерскую совсем. В промокший дом хожу, чтобы разбирать вещи, снятые с мокрого третьего этажа. Гардеробная даже не промокла, так что, мокрая и грязная только та одежда, что была в спальне, мое белье, да еще хранившиеся в спальне же постельное белье и полотенца. Вообще, именно вещей пострадавших — раз, два, и обчелся. И все, кроме холодильника, — от воды, грязи и активности пожарных. Даже мои кабинетные чайные принадлежности, — заварочный чайник и чашка с блюдцем Royal Albert, подаренные Дарменом, и найденные мною а полу в мусоре, не получили никаких повреждений. Алтарь в спальне и вовсе был неприкосновенен, — пожарные только свечу на нем погасили, — как, впрочем, и большая часть того, что в спальне было. Над ней крыша не горела, только над кабинетом. Залили водой постель и икейские тряпочные коробки с бельем под кроватью.

Когда я поняла, что начинается, я, оборвав шедший урок, сходила к матери и велела ей в темпе выметаться из дома, уложила в компьютерный рюкзак макбук, айпад, оба айфона и пучок проводов, взяла кейс с документами, пару-тройку своих самых актуальных в этом случае мажьих инструментов, зверье свое и отчалила в мастерскую. Потом, уже по просьбе пожарных, я сходила в обе части дома и отрубила электричество. Времени для вытаскивания чего-то было достаточно, но я была уверена, что внутрь огонь не пройдет. Стиль работы пожарных и обилие воды я не учла, — опыта не было. Теперь есть. 🙂

Эти фотографии я сделала только что. На первой видно, что сгорела обшивка, а доски под ней и пароизолятор почти не тронуты огнем. Внутрь огонь рванул, когда лопнуло окно мансарды, но опалил только вагонку внутренней обшивки над окном. На второй фотографии другая сторона дома. Тут, видно по выгоревшим пятнам на крыше, как Логи пробирался вниз по краю под железом. Обломался, однако.

aIMG_2618 aIMG_2620

А это внутри. Ободранные стены и потолки мансарды и второго этажа, — пожарные ловили огонь. Но тоже ошметки рваной пароизоляции почти не тронуты огнем.

aIMG_2614 aIMG_2613 aIMG_2616 aIMG_2612

В спальне огня не было, хотя обшивку тоже на всякий случай вскрыли. А на первом этаже отваливается с потолка набухший от воды гипсокартон, которым месяц назад заменили бывшую тут вагонку. Ну и пусть отваливается, — быстрей просохнет перекрытие.

aIMG_2615 aIMG_2617

Вот так с заново пришитым железом.

aIMG_2611

Во время пожара была холодна, насмешлива и сосредоточена на контроле. В четверг я попыталась поспать после ухода инспекторов, но не удалось, — телефон надо отключать. И в пятницу я встала и занялась текущими делами все в том же состоянии туго сжатой пружины. Пошла на третий этаж разбирать остававшиеся там вещи и тут пружина расслабилась…. Ух! У меня всю жизнь так: когда что-то случается, то эмоции обесточиваются, работают только ум и Сила. Когда действия исчерпаны, тогда я уже могу побояться задним числом, поэмоционировать. Но, кажется, никогда я не отключала «лишнее» так надолго и так основательно. Несколько часов после того, как пружина расслабилась, меня трясло буквально, — постукивали зубы, тряслись руки и временами кружилась голова, а я распускала все оставшиеся напряжения в теле, чтоб не поиметь последствий физических. И именно в это время я поняла, что, да, я могу опять стиснуть зубы и с улыбкой решать задачи, демонстрируя всем привычный образ стойкого оловянного солдатика, но я же не оловянная, и не железная. Я вспомнила, как много лет назад, в Голландии, когда я тоже оказалась в сложной ситуации, моя добрая подруга, Мария Николаевна Львова, от помощи которой я гордо привычно отказывалась, спросила меня: «Леночка, вам нравится помогать людям?» «Да, нравится», — ответила я. И тогда она впервые в моей жизни пробила брешь в моих нерушимых оболочках: «Так не лишайте людей удоволствия помочь вам!» — сказала она. Я знаю, вокруг меня достаточно людей, которые, наверное, рады будут помочь, чем могут. Кто-то из вас уже предложил помощь, а я сказала, что справлюсь.

Я не права.

Мне нужна ваша помощь! Очень нужна!

Я не знаю, что там насчитает страховая компания и когда она выдаст компенсацию, а крышу надо сделать сейчас, пока не отсырел весь дом насквозь, сейчас надо вырезать и заменить все сгоревшее дерево, пока весь дом на долгие годы не пропитался мерзким запахом гари, сейчас надо не времянки кидать, а переложить проводку, потому что нет ничего более постоянного, чем временное. И ровно сейчас у меня нет на это денег.

Вот номер моей сбербанковской карты: 5469 3800 4233 5215 держатель Бегишева Елена Валериевна. Пожалуйста, пишите в комментарии к переводу «помощь».

Если хотите и можете помочь, буду вам очень благодарна. Не меньше буду благодарна, если подгоните мне работу.

Спасибо!

About the Author

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *